Пиши и продавай!
как написать статью, книгу, рекламный текст на сайте копирайтеров

 <<<     ΛΛΛ     >>>   

Согласно высказыванию Фридан, подобное положение вещей - результат потери женщинами своей подлинной идентичности и превращения просто в жен и матерей. Женщин всегда ограничивали рамками "их собственного тела, их красоты и привлекательности для мужчин, заботы о детях, ухода за мужем и услужения ему и детям, ведения домашнего хозяйства.

"Мое глубокое убеждение состоит в том, что ключевой проблемой сегодня является не сексуальность, а проблема идентичности - отказа от личностного роста, поддерживаемого мистикой женственности. Я утверждаю, что викторианская культура мешала женщинам принять как должное свои сексуальные потребности, а современная культура мешает им осознать необходимость личностного роста и реализации своего потенциала, как нормального человеческого существа. Эта потребность в самореализации не определяется только половой принадлежностью" .

Анализ Фридан зиждется на теории "общественного заговора", который завлекает или даже принуждает женщин оставаться дома в роли "потребляемых потребителей". Главный обвиняемый у Фридан - менеджер по рекламе, который пропагандирует образ счастливой домохозяйки. Другим виновником является влияние психоанализа Фрейда, приписывание женщинам псевдожеланий и ограничение роли женщин биологически детерминированными рамками. Фридан критикует в связи с этим Маргарет Мид за функционалистский взгляд на институт семьи и за то, что она воздает должное материнству.

Джонстон, размышляя об особенностях этого периода, считает, что равенство оказалось той жертвой, которая была принесена ради стабильности семейной жизни 50-х годов. В послевоенные годы роль домашней хозяйки крайне важна, так как от этого зависела выживаемость страны и самой семьи, однако технологические достижения настолько облегчили домашнюю работу, что значимость домашних хозяек стала уменыпвться.

Казалось бы, отсутствие рутинной работы оставляет матерям больше времени для занятий с детьми и их образования, но научный прогресс в этой области продвинулся настолько, что взял на себя и эти заботы. Тем самым создавались возможности для роста профессиональной занятости женщин. В свою очередь, это способствовало дальнейшему обесцениванию внутрисемейных ролей, девальвации роли домашней хозяйки. Поэтому заявлять, что это связано с намерениями рекламных менеджеров или других социальных сил - верх безответственности. Внесемейные ценности укреплялись в общественном мнении по мере того, как функции семьи расхватывались другими институтами и организациями.

Появление "доминантных женщин" вызвало ответную реакцию против "контролирующих" жен и матерей. Фридан пишет: "К большому удивлению и недоумению мужчин их жены вдруг стали экспертами во всех делах. Их лидерство в семье невозможно стало оспаривать, с ними стало трудно жить..." С курсом домашней экономики, с руководством по домоводству и семейным отношениям, с книгами доктора Спока и доктора Ван Девелде на своей книжной полке, с завидно энергией и интеллектом молодая американская жена легко и неизбежно стала доминирующей фигурой в семье, более доминирующей, чем ее мать".

Таким образом, по мере того, как авторитет в семье переходил к женщине, мужчину все больше и больше оттесняли на обочину. В своей книге "Одинокая толпа" Дэвид Рисман пишет, что "в современных американских семьях "стратегическая инициатива" находится у детей, а роль отца маргиналь-на".

В 1963 году Бэтти Фридан, бывшая профсоюзная журналистка, опубликовала результаты интервью, со своими одноклассницами по специальному женскому "Смит-колледжу". Опрошенные женщины - из верхней прослойки среднего класса общества, где достигнуто всё, что можно назвать американской мечтой - прекрасный дом, успешный муж и здоровые дети. Тем не менее они были не удовлетворены своей жизнью и находились в состоянии фрустрации. Фридан окрестила это состояние неудовлетворенности "проблемой, у которой нет имени". Фридан считала, что эта проблема является результатом послевоенной кампании по возврату женщин к домашней жизни. Женщины как бы лишались всех остальных возможностей - их дух был подорван. Мнение, что женщина должна в первую очередь выполнять роль домашней хозяйки, было названо "мистикой женственности", а книга Фридан с таким же названием стала бестселлером.

Фридан выступила от имени средней домашней хозяйки, однако сама она была кем угодно, но только не среднестатистической домашней хозяйкой. Конечно, она смогла понять состояние женщин из пригорода, их чувство одиночества и изолированности. Но по своему происхождению и воспитанию Фридан была гораздо более политически ориентированной. Она участвовала в антифашистском движении левых, а также в профсоюзной борьбе. Она - опытная профсоюзная журналистка, пишущая для бюллетеня "Юнайтед Электрикал Рэ-дио". Еще в 1952 году написала профеминистскую статью "Юнайтед Электрикал борется за права женщин рабочих", где подробно проанализировала, как профсоюз с наибольшим коммунистическим влиянием в послевоенной Америке поддерживал работающих женщин.

Следует отметить, что Фридан не упоминает в автобиографии о своем радикальном прошлом. Как написала в связи с этим Рут Роузен в книге "Расколотый мир открывается": "...ранние рукописи имели более радикальную окраску, включая рекомендации Национальному законодательному органу принять билль по образованию женщин. Но в стране, которая только что перенесла все ужасы маккартизма, и бившейся в антикоммунистических конвульсиях, было небезопасно поднимать проблемы женщин-рабочих и выступать за вмешательство государства в дела женщин. Поэтому Фридан решила выбрать более безопасную стратегию, обратившись к белым домохозяикам среднего класса, к пригородным сестрам" .

Фридан призывала женщин составлять для себя долгосрочный жизненный план, сосредоточив основное внимание на карьере. Ее анализ потребности женщин в независимости и самореализации посредством профессионального роста оставался до конца 80-х годов Евангелием в феминистских кругах. Правда, Джонстон упрекала Фридан за то, что она делает слишком сильный упор на карьеризм. Сама идея, что занятость способна "сбалансировать права мужчин и женщин" казалась ей ложной. Некоторые феминистки обвиняли Фридан в том, что она использовала "маскулинные термины" для того, чтобы дать определение чувства самореализации женщин.

В 1981 году в новой книге "Вторая стадия" Фридан пришлось признать, что феминисткам неплохо было бы включить вопросы семьи в свою повестку дня. По-видимому, ей стало ясно, что сбалансировать общественную и домашнюю жизнь не так уж и просто, хотя это настоятельная необходимость. Фридан считала, что женщины должны чувствовать свое превосходство над мужчинами. Она писала: "Дома вы необходимы, вы важны, вы - босс. Фактически обоснование карьеры лежит в новой мистике женственности". Телевизионные сериалы 60-х годов, предназначенные в основном для женщин, отражали этот сдвиг в общественном сознании. Если в каком-нибудь телесериале доминировал мужчина, а жена находилась в подчиненном положении, рейтинг такой программы сразу падал. Мужья считались хорошими, если они были одомашнены своей мудрой и доброй женой.

Паула Уайтгер была одной из тех феминисток, которые страшились всего, что связано с материнством и браком. Этот страх был столь силен, что она решила не иметь детей. Уайтгер объясняет, почему многие феминистки отрицательно относятся к браку и семье: "Они боятся, что превратятся в нечто похожее на собственных матерей, подавляющее большинство которых было только домашними хозяйками и ничем, кроме домашних хозяек. Женщин вроде меня, которые выросли в 50-е годы, мучает своего рода кластрофобия в связи с замкнутостью жизни, которая предстоит нам от рождения и до смерти.

Поддаться материнскому чувству означало полностью отказаться от личного счастья , по крайней мере до того времени, "пока дети вырастут".

Дочери матерей военных лет, родившиеся в 1941-1945 гг., стали лидерами разрастающегося "Движения за освобождение женщин". Следующая волна Движения была подхвачена теми, кто родился в 1946-1950 гг. и успел окончить колледжи, вышли замуж и родили детей. Самой молодой группой стали те, кто родился после 50-го года, когда политическая и культурная атмосфера способствовала бунтарству.

Рут Роузен анализирует пропасть между поколениями, разделившую мужчин и женщин по вопросу о браке и семье. Сравнивая "революционность" двух полов, Роузен пишет: "Как мужчины, так и женщины уже не воспринимали музыку, популярную среди родителей. Им нравился джаз, они тащились от ритмов рок-н-ролла, они критиковали избыточный материализм и конформизм своих родителей, ужасались ядерному сдерживанию и не выносили антикоммунистической истерии, которая привела к возникновению локальных войн, вроде вьетнамской. Как те, так и другие, не принимали американского расизма и бедности, клеймили двуличие демократического общества, которое каждый день нарушало собственные идеалы, выражали недовольство военно-экономическим истеблишментом, клялись себе изменить "систему" и предпочитали прямое действие всем иерархическим и бюрократическим ухищрениям".

Разница между молодыми мужчинами и женщинами, едиными в своем протесте против существующего положения вещей, была связана с "кластрофобным браком", "принудительным материнством" и "вынужденным целомудрием" женщин. При этом социологи Ричард Флакс и Кеннот Кеннистон пришли к выводу, что хотя мужчины и отрицали общество отцов, тем не менее, они принимали большинство либеральных ценностей своих родителей. Отрицательно относясь к тому, что родители хотели бы видеть их банкирами и адвокатами, мужская молодежь могла совмещать свой протест с вступлением в брак и отцовством.

С другой стороны, молодые женщины испытывали страх перед фантомом культурного идеала 50-х годов - домохозяйкой в фартуке, позировавшей искусственной улыбкой. Искрой, которая зажгла пламя протеста, был страх стать обычной домохозяйкой, поэтому отвергалась материнская модель поведения как отжившая свой век. Это состояние, как считали феминистки, - поиска идентичности, никак не связанного с браком и материнством. Развал системы социальных норм, поощрявших традиционную модель семьи, создавал возможность для усиления внесемейных взглядов в широких слоях населения.

1.5. Новая волна феминизма в 60-е годы

Кризис идентичности стал одной из кодовых тем 60-х, поскольку революционно настроенные молодые люди находились в поиске новых символов объединения в колледжах, коммунах и даже в социальных движениях. Согласно Роузен, революционно настроенные молодые женщины острее переживали кризис идентичности, чем мужчины. Преобладающими моделями поведения даже в рамках субкультур были мужские модели. Молодые женщины могли подождать с браком и детьми, но "устрашающий призрак в фартуке" поджидал их в закоулках. Он ждал момента, когда матримониальные перспективы женщин станут призрачными или ее биологические часы отсчитают время до того предела, когда уже нельзя иметь детей. Молодые женщины боялись стать похожими на своих ма-

Susan Griffin. Discussion on the women's movement. Berkeley, California. October 1988.

терей, возмущаясь тем, что "мистика женственности" сделала с их мамами.

 <<<     ΛΛΛ     >>>   

Физическую власть над женщинами человека феминисток
частной собственности

сайт копирайтеров Евгений